Закажите звонок
Ваше имя
Номер телефона
Нажимая эту кнопку, вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности

Особенности векторных навигационных карт и пути их распространения

Данная статья в общих чертах описывает форматы и пути распространения морских и речных навигационных карт векторного типа — то есть тех, на которых объекты представлены семантически, а не графически. Электронные карты растрового типа, являющиеся прямым аналогом бумажных карт, здесь не рассматриваются.

Основные особенности электронных карт
В английском языке навигационная карта, будь то морская или авиационная, называется «chart» (схема, план), в отличие от обычной географической карты, называемой «map». Разница между этими терминами в том, что обычная карта лишь изображает объекты реального мира, тогда как навигационная карта содержит детальную информацию о маршрутах и схемах движения, о действующих в том или ином районе правилах и ограничениях, о потенциально опасных объектах. Естественно, особое внимание навигационные карты уделяют всевозможным навигационным сооружениям, ориентирам, меткам глубин и высот, течениям, магнитному склонению и его аномалиям, пометкам об источнике, о точности и актуальности исходных данных. Электронные карты способны нести всю эту информацию и даже более того, позволяя выводить её на экран статично или по запросу пользователя.
Как будет показано далее, секционирование векторных карт отличается от такового у бумажных и построенных на их основе растровых. Так, например, нет никакой необходимости выпускать несколько разных версий карты одной и той же местности, печатая их на разных форматах в разном масштабе. Поэтому каждая векторная карта однозначно ассоциируется с тем или иным участком земного шара, и этот участок называется ячейкой (англ. cell). В технических документах слово «cell» нередко употребляется в качестве синонима слова «chart», но это не совсем корректно: ячейка — это просто область на глобусе, имеющая единожды установленные границы и кодовое обозначение, тогда как карта является специализированным описанием содержимого соответствующей ячейки в некоторый момент времени. Хотя в некоторых системах секционирования используются строго прямоугольные ячейки одинакового размера, образованные по линиям сетки координат, в общем случае это не так, и границы ячейки могут иметь достаточно сложную форму.

Классификация

Электронные навигационные карты можно разбить на следующие основные группы:
1. По способу представления объектов:
  • растровые (RNC) — цифровой аналог бумажных карт, где все объекты нанесены графически для формирования заранее продуманного изображения;
  • векторные (DNC/ENC) — семантический массив описаний объектов с их атрибутами и геометрической формой, используя который можно динамически формировать изображение нужного масштаба в нужной проекции, с фильтрацией объектов по типам, с адаптацией под текущие условия освещения на мостике;
2. По сфере применения:
  • для обмена (exchange) — данные в универсальном формате, понятном всем и оптимизированном для передачи по внешним каналам связи, с возможностью последующей корректуры;
  • внутрисистемные (SENC) — для использования внутри конкретной навигационной системы, с оптимизацией под возможности и потребности системы;
3. По стандартизованности:
  • открытые — с публично доступной документацией, по которой любой разработчик может самостоятельно реализовать поддержку этого формата карт;
  • закрытые — разработанные частной фирмой для использования в собственных навигационных системах, а также в системах разработчиков-партнёров, лицензирующих фирменную картографическую библиотеку в машинных кодах;
4. По статусу:
  • официальные — юридически признаваемые в качестве полноценной замены бумажным картам (при использовании в сертифицированных системах);
  • производные и частные — выпускаемые «для сведения судоводителей» и формально не предназначенные в качестве единственного средства навигации, независимо от авторства и стоимости.
Из всех этих классов мы исключаем из дальнейшего рассмотрения только растровые карты — как наименее перспективные. Также, по понятным причинам, тема внутрисистемных и закрытых форматов будет освещена лишь в общих чертах.
Векторная семантика
Принципиальное отличие векторных карт от их растровых и бумажных прообразов — в том, что все объекты всегда указываются ровно на своём месте, даже если в одной и той же точке сосредоточено несколько объектов. Более того, векторные карты имеют тенденцию разбивать один сложный объект на несколько простых: например, вместо объекта «маяк» создаётся объект «ориентир типа „башня"» с подчинённым ему объектом «световое оборудование». Аналогично и с протяжёнными объектами: вместо того, чтобы предусматривать сложные конструкции со всеми возможными сочетаниями функций и атрибутов, создаётся набор из максимально простых и однозначных объектов, ссылающихся на одну и ту же геометрическую фигуру.

Как правильно отобразить на экране этот массив объектов, не превратив всё в трудночитаемую кашу, но и не потеряв ничего важного, — отдельная задача, решаемая программным обеспечением на основе системы правил и приоритетов, такой как IHO S‑52. Подробное рассмотрение этого стандарта выходит за рамки данной памятки. Отметим лишь, что S‑52 позволяет унифицировать представление объектов на карте (на экране), тогда как бумажные карты каждой страны имеют собственную систему условных обозначений; хотя существует международная система INT‑1, карты с такими символами выпускаются только для избранных участков — с пометкой «INT».
Существует и обратная задача — по запросу пользователя выбрать все объекты под курсором и показать полную информацию по ним: в отличие от растровых и бумажных карт, всегда отображающих всю имеющуюся информацию, электронные позволяют хранить много дополнительных данных, не требующихся постоянно, но легко извлекаемых по требованию. Помимо простых атрибутов, не имеющих визуального представления, объекты карты могут ссылаться на внешние документы — сопроводительные тексты, схемы, фотографии, а также ресурсы глобальной сети.

Отдельного упоминания достойны надписи на картах — названия объектов, промеры глубин, описания навигационных сооружений. Векторные карты позволяют снижать загромождение экрана путём сокрытия графических элементов (в том числе текстовых), не интересных конкретному пользователю. Когда у пользователя возникнет потребность прочитать скрытые надписи, он может быстро переключить режим отображения, нажав соответствующую кнопку, либо наведя курсор на объект. В последнем случае возможно даже существенное изменение графической стилизации объекта: например, вместо обычного значка маяка на экране может отобразиться его секторная диаграмма огней с характеристиками световых сигналов; вместо обычного значка берегового ориентира — соответствующим образом раскрашенный цветной узор.

Также необходимо отметить, что основным языком надписей и текстовых атрибутов на векторных картах является английский, — агентством какой бы страны ни была выпущена карта. Дополнительно предусматриваются тексты на местном языке составителя, но они носят факультативный характер. Более того, как будет показано далее, за каждым составителем закреплена своя ограниченная зона ответственности, то есть, например, российские карты в мировой коллекции покрывают только водные пространства российских территорий, — в отличие от бумажных карт, которые могут покрывать весь земной шар целиком на русском языке.
Возвращаясь к уникальным для векторных карт особенностям, остановимся на их способности хранить срок действия того или иного объекта, — как разовый, так и периодический. Например, составитель карты может заранее нанести на карту объект, который реально появится на местности только к определённой дате; либо наоборот, предупредить о прекращении работы объекта в будущем. Иные объекты могут работать по сезонному графику: летом объект есть, а зимой его убирают, или наоборот; либо зимой на место того же объекта ставят другой, а летом меняют обратно. По указу пользователя, на экране такие объекты могут не отображаться вовсе или быть полупрозрачными, но становиться полностью видимыми за несколько дней до ввода в эксплуатацию — или принудительно при заблаговременной прокладке маршрута.
Электронные карты вообще и векторные в особенности позволяют хранить и другие виды динамически меняющейся информации. Например, они могут содержать параметры той или иной модели прогнозирования высоты приливов-отливов и скорости приливных течений. Они могут указывать магнитное склонение по состоянию на некоторую дату и годовую скорость изменения, благодаря чему можно вычислять будущее значение автоматически и без корректуры карт.

Покрытие и секционирование
Исторически так сложилось, когда все страны были сами за себя, что каждое гидрографическое агентство выпускало полный сборник карт всех территорий, которые попадали в зону интересов государства. Например, у СССР имелась своя коллекция карт, покрывающая весь земной шар, у США — своя, и т. д. Бумажные карты и поныне выпускаются таким образом, и электронные тоже так выпускались поначалу, но затем под эгидой Международной гидрографической организации (IHO) было решено распределять зоны ответственности согласно государственной принадлежности той или иной территории. Разумеется, помимо территориальных вод есть и международные, и целые континенты без государств (Антарктида), — их картографирование закрепляется за общественными и научными международными организациями, а также за частными и государственными организациями отдельных стран.
Границы зон ответственности на электронных картах не имеют никакой политической подоплёки, — они устанавливаются ради удобства картографирования. Многие зоны распределены по линиям широты и долготы, из‑за чего почти никогда не совпадают с государственными границами.

Другой частый случай — когда прибрежные территории наносятся на карты детального масштаба каждой страной в отдельности, а обзорную карту всего региона выпускает только какая-нибудь одна страна.
Говоря о масштабах (подробнее о них — ниже), нельзя не упомянуть традицию выпускать бумажные карты одной и той же местности в разных масштабах, а также делать врезки или дополнительные листы с укрупнённым изображением отдельных областей. В случае с векторными картами это не требуется, как не требуются варианты карт в разных проекциях, — любой из этих вариантов может быть оперативно сформирован на экране по запросу пользователя.

Тесно связанным с этой темой вопросом является перекрытие смежных карт. Очевидно, что оно необходимо для бумажных карт, дабы обеспечить штурману достаточную рабочую область. Но при отображении карт на экране можно легко стыковать соседние области, поэтому электронные карты выпускаются без перекрытия (в рамках одного масштабного диапазона) — в том числе для искоренения избыточности и потенциальной противоречивости при корректуре. Впрочем, на переходный период всё же допускается наличие небольшой зоны дублирования, порядка 5 метров, на стыке зон ответственности разных стран.

Верно и обратное: между смежными картами [одного масштабного диапазона] не должно быть зазоров. Это не значит, конечно, что вся земная поверхность целиком покрыта самыми детальными картами, — такое покрытие предусмотрено только для карт обзорных масштабов. Но если, например, две схемы гаваней находятся достаточно близко друг к другу, картографам рекомендуется обеспечить возможность бесшовного их слияния, чтобы у пользователя не возникало необходимости переключаться на карту меньшего масштаба при следовании из одной области в другую. Крайне нежелательной является и ситуация, когда две смежных по сути карты формально имеют математически ненулевой зазор между ними, — из‑за ошибок округления или из‑за слегка разнящихся исходных данных, — препятствуя работе алгоритмов склеивания частей объектов и автоматической прокладки маршрутов.

Однако надо отдавать себе отчёт, что правила и рекомендации — это одно, а сложившаяся практика и унаследованные материалы — совсем другое. В реальности, карты одного масштабного диапазона перекрываются и не стыкуются не только между соседними странами (а порой и между далеко расположенными друг от друга, когда одна страна решает выпустить обзорную карту целого региона), но и даже в рамках одной страны. При этом разные карты одной и той же местности содержат разную, противоречащую друг другу информацию, и потому навигационный комплекс должен позволять штурману просматривать все такие карты по отдельности, а не ограничиваться единственным вариантом автоматической склейки.

Масштаб
Необходимо понимать, что векторные карты по отношению к растровым и бумажным не являются такими же «волшебными», какими обычно принято считать векторные изображения по сравнению с растровыми. Векторную карту при отображении на экране можно увеличивать отнюдь не бесконечно, потому что любая карта составляется по результатам измерений на местности или по фотографиям, — а оба этих источника данных обладают конечной разрешающей способностью и вносят ненулевую погрешность определения координат. Поэтому векторные карты содержат указание исходного масштаба компиляции, чтобы навигационная система предотвращала попытки пользователя увеличить изображение на экране сверх того уровня детализации, который предполагался составителем карты, либо выводить предупреждение, что изображение на экране будет обманчиво детальным.
Для морских карт IHO определила 6 масштабных диапазонов, соответствующих различным сценариям применения карт:
  1. Обзорные карты (overview) — для планирования маршрутов и межокеанских переходов;
  2. Генеральные карты (general) — для плавания в открытом море и подхода к берегу;
  3. Путевые карты (coastal) — для плавания вдоль берегов на некотором удалении;
  4. Карты подходов к гаваням (approach) — также для областей с высокой загруженностью;
  5. Схемы гаваней и портов (harbor);
  6. Схемы причалов (berthing).
  7. Для карт внутренних водных путей определено ещё 4 диапазона:
  8. Река (river);
  9. Речная гавань (river harbor);
  10. Речные причалы (river berthing);
  11. Наложение (overlay) — для показа поверх менее детальной карты.
Эти диапазоны не имеют строгих границ масштабного коэффициента или охватываемой площади: каждый составитель волен самостоятельно определять, какая точность исходных данных достаточна для того или иного сценария использования карты.
Такое деление является стандартизованным, но не единственно возможным: некоторые разработчики закрытых форматов электронных карт вводят собственную шкалу градаций, а бумажные карты всегда делились на диапазоны по‑своему, — например, в советской практике использовались 4 градации (генеральные, путевые, частные, планы).

Коллекции карт
Основная мировая коллекция, создаваемая под эгидой IHO, называется World electronic navigational chart database (WEND) и базируется на вышеупомянутых принципах разграничения зон ответственности, отсутствия перекрытий и зазоров в рамках одного масштабного диапазона. Существуют и другие коллекции, — как всемирного охвата, так и выборочного, — создаваемые коммерческими организациями в частном порядке по своим собственным правилам; эти коллекции могут быть доступны и в открытых форматах, и в закрытых, внутрисистемных.

Наглядным примером коллекции, построенной по альтернативным правилам, являются сборники карт фирмы C‑Map, выпускавшиеся ранее в формате CM‑93/2 (см. ниже). Там весь мир разбивается не по зонам ответственности агентств, а строго по сетке с шагом от 20′ до 40° в зависимости от масштабного диапазона, и таких диапазонов 6 штук стандартных плюс 3 дополнительных обзорных. В сборник включаются карты собственного производства C‑Map, изначально разбитые на квадраты согласно сетке, а также карты сторонних составителей, которые разрезаются на части и комбинируются друг с другом в рамках каждого квадрата.

Именование карт
Разрабатывая бумажные карты, каждое гидрографическое агентство естественным образом придумывало схему их нумерации или иного обозначения, оптимальным образом отражающего структурный состав именно карт данного агентства: у кого‑то это был просто порядковый номер, у кого‑то — иерархический классификатор, и так далее. Получающиеся обозначения были несовместимы между собой и в то же время могли совпадать до степени смешения. Но это не вызывало проблем, потому что судоводители использовали карты преимущественно своего родного агентства, да и по номерам их обозначали только в документации, тогда как в обиходе применялось понятное любому человеку название — например, «Схема причалов порта Беринговский» или «Маршрут от островов Северо-Восточные до мыса Двух Медведей».

Кроме того, некоторые бумажные карты получали международный статус и обзаводились дополнительным номером по всемирному каталогу. Например, советская карта Чёрного моря «От мыса Ильи до бухты Вулан» имела внутригосударственный номер 32371, где первая «3» означала принадлежность к южно-атлантической зоне Мирового океана, «2» — масштабный диапазон для путевого применения, вторая «3» — условный район водоёма, а последние две цифры — просто порядковый номер карты этого района. Данная карта имела и международное обозначение — INT3812.
Для векторных карт была разработана единая схема именования со следующими полями:
  • 2‑символьная буквенно-цифровая метка составителя карты;
  • 1 цифра, указывающая на масштабный диапазон;
  • 5‑символьное буквенно-цифровое обозначение по усмотрению составителя.
Например, вышеупомянутая карта советская карта 32371 первое время после перевода в электронную форму обозначалась как «RU332371», где «RU» — это метка [Главного] управления навигации и океанографии ([Г]УНиО) Министерства обороны России. Затем, после разделения зон ответственности между странами и переназначения карт по масштабным диапазонам, аналогичное покрытие стала обеспечивать пара карт «RU4MFLJ0» и «UA4T3442». По этим новым названиям можно сказать только то, что они указывают на головные гидрографические организации России и Украины соответственно, и что карты изображают подходы к гаваням, — собственно, и всё.
Для сравнения, например, обозначение карты «3B7D0510» не просто указывает на болгарское Агентство исследования и обслуживания водных путей Дуная, но также подсказывает, что эта карта изображает участок реки, начиная с 510 км. А по обозначению «US1AK90M» можно понять, что это карта морского побережья Аляски за номером 90. Но это всё частные случаи, — никакой легко расшифровываемой смысловой нагрузки последние пять символов не несут в общем случае.
Однако пользователю-человеку удобнее оперировать обычными понятными названиями, и такие названия тоже могут содержаться в карте, но они являются факультативными, и способ их хранения не всегда стандартизован. Наиболее часто используемыми местами хранения текстовых названий карт являются:
  • файл каталога карт, где помимо имён файлов указывается и название картографического документа, — однако некоторые форматы требуют, чтобы оба имя и название совпадали;
  • заголовок файла самой карты, — с аналогичной оговоркой;
  • поле комментария в заголовке карты;
  • различные поля в других заголовочных записях карты;
  • сопроводительные текстовые документы, — например, в первой строке текста.
Чтобы отличить добавленное название карты от обычного комментария, перед названием вставляют какой-нибудь префикс, например, «CNAME:» (что значит «каноническое имя»). Но так поступают не все составители карт, и даже у одного составителя могут смешиваться разные стили. Если же программное обеспечение будет показывать пользователю любой имеющийся комментарий, то во многих случаях человек увидит бесполезный мусор — например, название программного инструмента, использованного при составлении карты.
Как уже говорилось, основным языком векторных карт является английский. И если для других текстовых атрибутов предусмотрено два параллельных значения, — на английском языке и на местном языке составителя карты, — то название карты всегда указывается только на английском.
Разумеется, помимо описанной схемы именования, действующей в рамках IHO, существуют и альтернативные схемы частных разработчиков, применяемые ими в своих закрытых продуктах. Но сейчас это уже скорее исключение, чем правило: все стараются перейти на универсальную схему ради совместимости, даже если продают карты только пользователям своих закрытых систем.

Официальный статус
Безотносительно прочих качеств, чисто с юридической точки зрения, любая векторная карта относится к одной из следующих категорий:
  • электронная навигационная карта (electronic navigational chart, ENC) — картографический документ в стандартном формате обмена, таком как S‑57, выполненный в соответствии с актуальными правилами кодирования ENC (см. далее в главе про S‑57) и официально выпущенный государственным гидрографическим агентством или иным уполномоченным органом;
  • производная цифровая карта (derived digital chart) — картографический документ, совместимый со спецификацией ENC и основанный на официальных данных, но выпущенный частной организацией;
  • частная / неофициальная цифровая карта (private digital chart) — любой прочий картографический документ, выпущенный в частном порядке.
Например, компания C‑Map берёт официальную карту, выпущенную ГУНиО в формате S‑57, вставляет туда дополнительные объекты, конкретизирует категории существующих объектов, добавляет сведения о достопримечательностях, магазинах, банках, ресторанах и мастерских. Получившаяся карта переиздаётся в формате CM‑93, производном от S‑57 и совместимом с правилами кодирования ENC. Такая карта будет считаться производной.

Теперь, допустим, та же компания C‑Map полностью самостоятельно создаёт новую обзорную карту всего мира или карту пиратской активности, компилируя данные из всех доступных источников, которым она доверяет. Такая карта будет неофициальной, даже если её опубликуют в формате S‑57 и все объекты будут закодированы по правилам ENC. Аналогичный статус векторная карта получит, если она была создана путём оцифровки официальной бумажной карты, — уже хотя бы потому, что координаты векторных объектов будут получены путём пересчёта, а не взяты напрямую из результатов гидрографического исследования, проведённого государственным агентством.

Тем более будет считаться неофициальным картографический документ, выпущенный в нестандартном формате и/или не соблюдающий общепринятые правила кодирования информации на карте. Ведь, даже если такой документ удастся загрузить в какой-нибудь навигационный комплекс, для нестандартной модели данных не существует официально одобренного свода правил визуализации.

Составители карт
Как ясно из предыдущей главы, изготовлением карт может заниматься кто угодно — от государственных гидрографических агентств до сообществ яхтсменов-любителей. Чтобы упорядочить и каталогизировать составителей карт, IHO ведёт реестр S‑62 — динамически пополняемую базу данных о картографических организациях. Агентства, входящие в реестр, чисто формально делятся на три категории:
  • федеральные гидрографические агентства стран-членов IHO;
  • федеральные гидрографические агентства прочих стран;
  • ведомственные и частные организации.
Каждой зарегистрированной организации присваиваются числовой код и буквенно-цифровая метка. Головное гидрографическое агентство той или иной страны получает метку, соответствующую 2‑буквенному обозначению по ISO 3166‑1, и код, кратный 10: например, ГУНиО назначена метка «RU» и код 420. Прочие федеральные агентства той же страны получают последовательно возрастающие коды и метки с цифрой на конце, но так, чтобы не возникало неоднозначностей: например, Гидрографическое предприятие Министерства транспорта России имеет метку «R1» и код 425. Ведомственные и частные организации получают метку из цифры и наиболее подходящей буквы и произвольный (но отнюдь не случайный) числовой код: например, ФБУ «Камводпуть» имеет метку «2K» и код 12084, ЗАО «Транзас» — метку «2T» и код 12093.

Регистрация картографов носит свободный и автоматизированный характер: от заявителя требуется только указать название и контактные данные. Вероятно, именно этой простотой объясняется наличие в реестре нескольких дублирующих друг друга записей об одних и тех же организациях или о разных подразделениях одной организации. Например, ФГУП «Севзапгеоинформ» фигурирует и как «5R» / 24427, и как «7S» / 32652. Бывает и наоборот: головная ведомственная организация не зарегистрирована в реестре, тогда как подшефные ей предприятия — все поголовно. Например, административные учреждения различных внутренних водных путей России числятся в S‑62 как самостоятельные картографические агентства, но не все они, похоже, выпускают электронные карты и никто из них не занимается распространением электронных карт, — они указывают на вышестоящую организацию, «Росморречфлот», который не является зарегистрированным картографом.

Строго говоря, регистрация необходима только тем агентствам, которые собираются выпускать карты в открытых форматах обмена, таких как S‑57. Если кто‑то планирует использовать другие, закрытые форматы, то регистрироваться нет нужды, — разве только эти форматы тоже используют публичный реестр. Но на практике встречаются самые разные случаи. Например, фирма C‑Map в своём устаревшем формате CM‑93/2 применяла собственный, сокращённый перечень источников данных, с кодами от 1 до 255, некоторые из которых переназначались от года к году. В новом формате CM‑93/3 используются коды из реестра S‑62, но также в дополнение к ним — ещё коды, не зарегистрированные в S‑62, в том числе для нескольких филиалов самой компании C‑Map, хотя она и так имеет свой собственный публичный код, и никто не запрещает ей зарегистрировать ещё сколько надо.
Исторически, реестр картографов публиковался как приложение к основному документу спецификации S‑57. Однако основной документ редко подвергался правке, в то время как реестр пополнялся весьма интенсивно, и поэтому его было решено публиковать отдельно. Сейчас реестр S‑62 входит в группу баз данных для серии разрабатываемых стандартов S‑100, которые определят перспективный формат карт на смену S‑57. Тем не менее, сам S‑62 не является стандартом — это просто актуальный слепок некоторой базы данных, оформленный в свободной форме: либо веб-страница HTML, либо текст PDF. Ни один из этих форматов не подразумевает автоматизированное извлечение данных, чтобы обеспечивать регулярное обновление прикладного программного обеспечения. Отправка уведомлений об изменениях в реестре не предусмотрена. Строгие правила ведения реестра нигде в публичных документах не описаны.

Не описана также и модель данных реестра S‑62, а именно смысловое значение каждого атрибута, диапазон возможных значений и накладываемые ограничения. Так, по аналогии с реляционными базами данных (являющимися наиболее популярной парадигмой в настоящее время), можно подумать, что все метки и коды агентств уникальны в рамках реестра за весь срок его существования или хотя бы в каждый отдельный момент. Однако уже довольно продолжительное время в реестре параллельно уживаются две разных компании, имеющих две разные метки, но одинаковый код 16038. Зная об этом, IHO отказывается исправлять ситуацию или пояснять, каким образом клиентское программное обеспечение должно разрешать неоднозначность при интерпретации данных карты.

Форматы хранения и передачи карт
Повторимся, что форматы электронных карт можно разделить на две группы — открытые и закрытые. Открытые форматы стандартизованы Международной гидрографической организацией (IHO), их описание свободно доступно для ознакомления любым желающим, реализация поддержки этих форматов возможна в почти любом программном обеспечении. Закрытые форматы разрабатываются в частном порядке отдельными коммерческими фирмами, их описание недоступно даже для партнёров, а поддержка в программном обеспечении возможна только через оригинальную библиотеку-прослойку, предлагаемую в машинных кодах для ограниченного круга аппаратных платформ и операционных систем.

IHO S‑57
Является промышленным стандартом первичного представления карт во всём мире: именно в этом формате гидрографические службы государственных и частных организаций обмениваются картами между собой и с распространителями.
Строго говоря, S‑57 — это формат обмена гидрографическими данными вообще, а не только навигационными картами: например, он также используется для составления терминологических словарей, для описания правил трансляции семантических объектов карты в графическую форму, и для любых прочих применений, которые тот или иной разработчик сочтёт подходящими. Кроме того, даже в контексте карт допускается слишком много возможностей, требовать поддержки которых от каждого программного обеспечения было бы лишним: всевозможные единицы измерения координат и высот / глубин, десятки различных проекций, более сотни геодезических датумов (эллипсоидов и трёхмерных систем координат), несколько способов задания геометрической формы.

Поэтому, что касается конкретно навигационных карт, в дополнение к основному стандарту были сформулированы методики кодирования картографической информации — т. н. «профили продукции» — устанавливающие правила и рекомендации по однозначному представлению тех или иных реальных объектов в виде семантических конструкций.

Существуют следующие профили:
  • ENC (electronic navigation chart) — базовый профиль морских карт, поддерживаемый большинством программных систем, заявляющих поддержку формата S‑57;
  • Inland ENC — профиль карт внутренних водных путей, являющийся расширением базового морского профиля;
  • Port ENC — специальный профиль для портовых зон; сравнительно новая разработка, похоже, реального распространения ещё не получившая;
  • AML (additional military layers) — профиль дополнительных слоёв военной информации, применяемый во флотах стран НАТО;
  • закрытые профили, применяемые частными фирмами в своих собственных продуктах без публичной документации.
Суть этих профилей можно проиллюстрировать на примере базовых объектов «река», «озеро», «канал»: профиль ENC предусматривает их использование только картами тех масштабов, на которых эти водоёмы столь малы, что не подразумевают навигации; в остальных случаях, когда требуется детальное изображение, применяется объект «зона глубины». Другой типичный пример — объект «береговая линия»: он служит не для задания границ воды и суши, а для описания естественных свойств отдельных участков берега. Проще говоря, профили картографической продукции задают семантику самого верхнего уровня, без понимания которой невозможно правильно интерпретировать содержимое карты — не только с программной точки зрения, но в роли пользователя.

Поскольку формат S‑57 не обеспечивает защиты от несанкционированного копирования и не позволяет ограничить срок использования карт, публичное распространение материалов в этом виде ограничено только теми продуктами, которые распространяются бесплатно. На данный момент по такой схеме работают только государственные агентства США, а также картографические службы внутренних водных путей большинства стран Европы; кроме того, в открытом доступе находятся карты Южно-Китайского моря.

Кроме того, спецификация S‑57 не устанавливает практически никакой конкретной структуры для набора передаваемых файлов. Например, вышеупомянутые карты США разложены по отдельным каталогам вместе со всеми сопроводительными материалами (текстами, схемами, фотографиями), тогда как карты Южно-Китайского моря свалены в одну кучу. А карты рек Европы — у каждой страны по‑своему; к некоторым даже не прилагается перечень («каталог»).

Наконец, S‑57 не задаёт механизма обмена, поэтому конечный пользователь, чтобы скачать карты или корректуры, должен зайти на соответствующий веб-сайт, найти там нужный раздел (который иногда переезжает в другое место) и выбрать интересующие карты — и так вручную каждый раз для каждого источника. Некоторые сайты предоставляют дополнительную служебную информацию, облегчающую автоматическое скачивание карт, но для этого всё равно требуется поддержка конкретного источника в конкретном программном обеспечении.

И ещё одной причиной слабой распространённости карт S‑57 у конечных пользователей является громоздкость формата и трудность машинной интерпретации. С одной стороны, в качестве низкоуровневого слоя представления данных он использует формат DDF (data descriptive file), закреплённый в стандарте ISO 8211 / ГОСТ 28270 и обеспечивающий гибкость и универсальность ценой усложнения конструкций и увеличения объёмов данных. С другой стороны, на верхнем уровне S‑57 стремится устранить избыточность и облегчить последующую корректуру карт, поэтому геометрические объекты кодируются таким образом, что клиентской программе требуются нетривиальные усилия, чтобы восстановить исходную форму этих объектов.

IHO S‑63
Не является форматом представления карт, но лишь обёрткой над другими форматами (обычно S‑57), обеспечивающей защиту от копирования и другие лицензионные ограничения. Также спецификация S‑63 конкретизирует некоторые аспекты распространения карт, не затронутые в базовом стандарте S‑57.

Схема защиты S‑63 строится на технических и организационных принципах. Поскольку она разрабатывалась в начале 2000‑х годов, техническая составляющая с использованием криптографии не является серьёзной с современной точки зрения, особенно с учётом некоторых фундаментальных ошибок, допущенных создателями. Поэтому основной защитной силой S‑63 была и остаётся организационная составляющая, сводящаяся к ограничению доступа пользователей к внутренностям имеющихся у них систем, а также к некоторому ограничению круга разработчиков таких систем.

Карты S‑63 лицензируются на конкретную инсталляцию — обычно это один физический компьютер (рабочая станция) с одной конкретной навигационной программой, либо единый навигационный комплекс с несколькими рабочими местами, но тогда и стоимость лицензии выше. Сами карты могут быть зашифрованы одним ключом на всех клиентов некоторого продавца и свободно распространяться на тиражируемом оптическом диске или через Интернет. А вот сам ключ для расшифровки конкретной карты шифруется ключом конкретного клиента, купившего лицензию на эту карту. Ключом клиента является идентификатор («серийный номер») его инсталляции, но самому клиенту этот идентификатор не известен, чтобы он не мог самостоятельно расшифровать карты и таким образом снять с них защиту. Ключ зашит внутрь навигационного комплекса, и чтобы клиент мог сообщить его продавцу, он шифруется ключом разработчика (производителя комплекса), а также снабжается идентификатором разработчика и контрольной суммой. Всем продавцам, участвующим в схеме обмена S‑63, известны ключи всех зарегистрированных разработчиков, поэтому они могут обслуживать любых клиентов.

Соответственно, реализовать поддержку S‑63 в своём программном обеспечении может любой разработчик, поскольку все спецификации полностью открыты, но закупить карты у продавцов можно только на системы, произведённые официально зарегистрированными разработчиками, идентификаторы и ключи которых известны продавцам.
Чтобы зарегистрироваться, разработчик должен заполнить заявление по установленной форме и отправить в IHO. Затем ведётся неформальное собеседование (по телефону), в ходе которого соискатель более подробно рассказывает о своих разработках и предполагаемой сфере применения, а представитель IHO уточняет, что соискатель правильно понимает и собирается неукоснительно соблюдать все налагаемые на него обязанности по защите интеллектуальной собственности составителей карт.

Разработчик системы, использующей схему защиты S‑63, должен обеспечить отсутствие у конечного пользователя (и владельца) возможности доступа к расшифрованным картам, в том числе путём несанкционированного вскрытия аппаратуры. Пользователю не должен быть известен истинный идентификатор его инсталляции, а вот сам разработчик обязан вести строгий учёт всех инсталляций и предъявлять этот список по первому требованию IHO. Разработчик обязан при обнаружении компрометации защиты в своём продукте незамедлительно известить IHO для принятия мер, вплоть до отзыва ключа, а при низкой критичности и возможности устранения дефекта путём обновления клиентских систем — обеспечить завершение этого процесса в установленный срок (несколько месяцев).

Впрочем, строгость предъявляемых формально требований компенсируется ограниченностью фактического контроля со стороны IHO. Так, теоретически, регистрация разработчика возможна только тогда, когда у него на руках уже имеется полностью готовая и протестированная реализация поддержки S‑63, но на деле, конечно, никто из IHO не будет заниматься аудитом чужой программы. Поскольку незарегистрированный разработчик не может купить карты для тестирования системы, ещё находящейся в начальной разработке, на сайте IHO предлагаются специальные тестовые наборы карт для проверки всех типовых ситуаций, описанных в стандарте. По идее, каждая система обязана успешно проходить этот набор тестов, но на самом деле некоторые из тестовых карт содержат ошибки, а также не обновляются со временем, из‑за чего любая действительно соблюдающая все правила S‑63 программа в принципе не может успешно пройти все тесты. Тем не менее, список зарегистрированных разработчиков пополняется год от года, — то есть фактическое установление соответствия всецело лежит на совести самого разработчика. Поэтому IHO всячески подчёркивает, что сам факт официальной регистрации не даёт разработчику права заявлять о «сертифицированной поддержке S‑63», но лишь о том, что его продукт создавался совместимым с S‑63.

Однако помимо технического аудита, который на практике не выполняется, время от времени (предположительно, ежегодно) проводится формальный аудит: по запросу из IHO разработчик обязан подтвердить своё участие в схеме защиты S‑63 и предоставить список новых инсталляций, либо полный список всех систем с указанием реализуемой ими версии S‑63. Игнорирование таких запросов может привести к отзыву ключа.
Сравнивая распространение карт в чистом виде (S‑57) и по схеме S‑63, необходимо отметить отсутствие многих неопределённостей в последнем случае: более чёткая структура файлового архива или оптического носителя, агрегация материалов из разных картографических агентств в едином архиве, защита целостности всех карт и корректур с помощью цифровой подписи, обязательное сжатие данных. Собственно, поэтому бесплатно доступные карты S‑57 могут продаваться некоторыми магазинами в формате S‑63 за небольшую сумму, — потребители готовы платить за то, что разрозненные материалы собираются воедино и упаковываются в удобную форму. Тем не менее, недосказанности в схеме распространения S‑63 тоже хватает: протокол получения карт по сети не определён, структура файлового архива допускает вольности, — разработчик всё ещё обязан подстраиваться под технологии конкретного продавца, он не может гарантировать своим клиентам возможность покупать карты в любом магазине.
Как уже говорилось, ввиду того, что карты передаются в зашифрованном виде, и конечные пользователи [по идее] не способны узнать ключ расшифровки, даже имея на руках все необходимые лицензии, считается безопасным использовать один ключ для всех клиентов и публиковать зашифрованные материалы в общедоступном месте. Таким образом, становится возможным заблаговременное распространение карт без привязки к лицензиям: пользователь сначала целиком скачивает коллекцию карт из Интернета или получает на компакт-дисках либо прочих носителях, а потом покупает лицензии к нужным картам по мере необходимости.
Причём покупка лицензий тоже может проходить по разнообразным схемам:
  • пользователь сам выбирает и заказывает все нужные ему карты — вручную или с помощью электронного каталога, задав предстоящий маршрут;
  • совместимая навигационная система бесплатно предоставляет полный доступ ко всем картам, позволяя тщательно спланировать или перестроить маршрут, а во время плавания запоминает список реально понадобившихся карт и количество обращений к каждой из них, чтобы затем передать выбранному продавцу для выставления счёта, — это называется динамическим лицензированием (pay as you sail, PAYS).
Нужно понимать, что все эти и любые другие схемы лицензирования — не часть S‑63: они предоставляются конкретными распространителями и поддерживаются конкретными программными системами. Формат S‑63 лишь обеспечивает возможность существования таких схем.
Пути распространения электронных карт
Прежде всего, необходимо озвучить главный принцип распространения карт: помимо описанных далее широко известных или предполагаемых путей распространения, теоретически возможны абсолютно любые другие схемы — пока они удовлетворяют всех участников взаимодействия. То есть, если распространитель (магазин или иной посредник) смог договориться с составителем карт, что будет предлагать его продукцию такому‑то кругу клиентов на таких‑то условиях, — всё нормально, даже если условия существенно отличаются от аналогичных схем у других распространителей. Если же разработчик карт не согласен на некоторые из условий — ничего не получится. И дело тут не обязательно в чисто финансовых аспектах, типа ценовой политики и предполагаемых объёмов продаж (хотя они, несомненно, играют первостепенную роль), но также в технических мерах защиты интеллектуальной собственности. Продажа навигационных карт — это серьёзный бизнес для большинства гидрографических агентств мира, и лишь немногие готовы ставить безопасность судовождения превыше собственного дохода.

Также необходимо отметить важное различие между морскими картами и картами внутренних водных путей. Морские суда всегда были крупнее и везли больше грузов, поэтому лучше оснащены и соответствуют повышенным требованиям безопасности, а владельцы у них богаче и благосклоннее к автоматизации. Поэтому морская отрасль начала переход на электронную картографию раньше и в большем охвате. Кроме того, для составления морских карт было достаточно базового профиля ENC, который давно стабилизировался (лишь изредка выпускаются небольшие корректировки и уточнения), тогда как для внутренних водных путей потребовалось разработать расширенный профиль Inland ENC, и он активно эволюционирует до сих пор. Следствием стало то, что речные карты стали «людьми второго сорта»: когда упоминаются навигационные карты, то их имеют в виду в последнюю очередь. Распространители карт в открытых форматах предлагают ограниченный ассортимент, либо не продают карт внутренних водных путей вовсе, поэтому основным источником остаются закрытые форматы.
Бесплатное распространение
Единичные страны, такие как США, считают, что раз государственная гидрографическая служба финансируется на деньги налогоплательщиков, то результаты её деятельности должны быть доступны этим налогоплательщикам бесплатно. Кроме того, оживлённое межконтинентальное и внутреннее сообщение, высокие стандарты безопасности и стремление к техническому превосходству дают дополнительный стимул к свободному распространению навигационных материалов. Речные службы Европы раздают свои электронные карты бесплатно просто ради популяризации и скорейшего прогресса, — для сравнения, морские карты тех же стран продаются за вполне ощутимые деньги.

Распространение карт происходит прямо в формате S‑57 с веб-сайта или файлового сервера картографического агентства. Как уже говорилось, никакого единого стандарта на интерфейс выбора карт, доступ к файлам и получения уведомлений о новых корректурах не существует, поэтому у всех агентств это реализовано по‑своему — в рамках бюджета и квалификации программистов. Если программное обеспечение не адаптировано для автоматического скачивания карт с конкретного сайта, пользователь вынужден вручную отслеживать каждый такой источник самостоятельно.

Прямая продажа потребителю
Как уже говорилось, теоретически возможно всё, в том числе нельзя исключать и такой вариант, когда крупный судовладелец заключает контракт сразу с картографическим агентством и получает издаваемые этим агентством карты непосредственно в формате S‑57 или ином по договорённости. Но это должен быть действительно крупный и серьёзный заказчик, чтобы агентство снизошло до работы с ним и было уверено, что предоставленные карты в формате S‑57 не подвергнутся несанкционированному копированию (в том числе в рамках флотилии этого судовладельца, если договор был на ограниченное число судов). Даже если агентство использует схему защиты S‑63, принимая на себя роль распространителя, требование к значимости покупателя не снимается, потому что крупным агентствам не удел возиться с мелкими клиентами, а небольшие агентства и вовсе отстраняются от самостоятельной торговли.
Региональные координационные центры
Кооперируясь, различные картографические агентства могут создавать региональные центры (regional ENC coordinating center, RENC) для централизации функций сбора и дальнейшего распространения карт потребителям, а также для взаимообмена продукцией между участвующими агентствами. Всего пока было создано два таких координационных центра:
  • Primar, под управлением Норвежской гидрографической службы (NHS);
  • IC‑ENC (International centre for ENCs), с офисами при Британском гидрографическом ведомстве (UKHO) и затем при Австралийской гидрографической службе (AHS).
Несмотря на формальную независимость друг от друга, обе эти организации состоят из почти одних и тех же постоянных членов и стратегических партнёров — всех крупных морских держав мира, за исключением разве что Китая и большинства стран Африки. Более того, эти организации имеют пересекающиеся списки дистрибьюторов, работающих с конечными пользователями (см. ниже), а также являются источниками данных друг для друга. Так, центр в Норвегии был создан в 1998 г., имеет 16 постоянных членов и 9 партнёров, более 50 дистрибьюторов. Центр в Великобритании создан на 4 года позже и объединяет сейчас 33 страны, но независимых дистрибьюторов у него всего 5, они довольно крупные и также являются дистрибьюторами норвежского центра.

То есть, по большому счёту, координационные центры отличаются только финансовой политикой: обе организации считаются некоммерческими и удерживают часть отчислений от продавцов картографам, пока не достигнут запланированного на текущий год объёма своих фондов, — при этом у каждого центра своя методика расчётов.
Хотя непосредственно с судовладельцами эти центры не работают, достаточно крупный потребитель или посредник всё же имеет возможность получать через них карты, если сам станет их дистрибьютором. Будет ли он при этом продавать карты широкому кругу лиц или же станет распространять только среди своих партнёров или применять только на своих собственных судах, — дело десятое: главное, чтобы деньги приносил. Ценовая политика проста:
  • есть базовая сумма, выставленная составителем карты, которую он хочет получать за каждую проданную лицензию на эту конкретную карту;
  • есть комиссия за посреднические услуги центра;
  • наценку для конечных покупателей дистрибьютор устанавливает сам.
От дистрибьютора требуется вести учёт всех проданных лицензий и отправлять оперативные сводки в координационный центр, а также регулярно осуществлять платежи в адрес центра, откуда они будут расходиться авторам карт. Вообще, список формальных требований к желающим стать дистрибьюторами минимален. Однако анкета-заявка составлена в виде большого опросника, целью которого является не только сбор подробных сведений о соискателе, но и осознание самим соискателем всего того широкого спектра вопросов — технических, организационных, финансовых, — которые ему придётся постоянно решать в ходе своей дистрибьюторской деятельности.

Говоря о технических аспектах работы дистрибьютора, нельзя не затронуть проблемы информационной безопасности. И здесь речь не только об общих моментах, как то защита веб-сайта, обеспечение надёжности банковских транзакций и конфиденциальности клиентов, гарантирование стабильности работы и непрерывности предоставления услуг. Принципиально важным вопросом является выбор схемы защиты карт: по умолчанию рекомендуется S‑63, но вообще дистрибьютор волен выбирать и любую другую технологию, если сможет обосновать её действенность. Теоретически, если дистрибьютор использует альтернативную схему защиты, то он также обязан предлагать карты и в стандартном формате S‑63 (для популяризации открытых технологий), но есть подозрение, что это правило не соблюдается: у некоторых официальных дистрибьюторов на сайте вообще не упоминается S‑63, а на продажу выставлены только карты в закрытых форматах.

Из вышесказанного может сложиться впечатление, что координационные центры только тем и занимаются, что блюдут права на интеллектуальную собственность и собирают деньги с продажи лицензий. На самом деле они ещё выполняют важную функцию контроля качества карт, попадающих в общий пул и в продажу. Так, иногда случается, что опубликованная гидрографическим агентством векторная карта содержит ошибки кодирования, наиболее серьёзными из которых можно считать ошибки задания геометрической формы, вследствие которых площадной объект, например, превращается в несколько отдельных линий или деформируется до неузнаваемости, заполоняя большую область карты мусором. Непонятно, правда, что мешает самим агентствам применять те же самые программные средства контроля, доступные в свободной продаже, но факт остаётся фактом: скачивая бесплатные карты США, например, вполне можно столкнуться с ошибками, не поддающимися лёгкой автоматической коррекции. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что аналогичные ошибки проскакивают и в российских картах, якобы прошедших многоступенчатую проверку в одном из RENC.

Рассказ о координационных центрах был бы неполным без упоминания одной существенной подробности. Как уже говорилось в самом начале, членами и партнёрами этих организаций являются крупные морские державы. Из этого следует не совсем очевидный вывод: в базе данных RENC содержатся только карты их участников — то есть только морские карты головных гидрографических агентств крупных стран. В этой базе нет не только карт внутренних водных путей какой-либо страны, — в ней нет даже морских карт большинства стран-членов IHO, и даже морских карт второстепенных государственных гидрографических агентств стран-участниц RENC. Другими словами, региональные координационные центры являются «профсоюзом», «кооперативом» вполне конкретного круга картографов и представляют только их интересы. Поэтому, наверное, все описываемые далее дистрибьюторы предлагают своим клиентам доступ к одной и той же ограниченной коллекции карт, составляющей пусть и самую важную часть мировой базы данных, но всё же не дающей полное покрытие.

Примечательным также является и тот факт, что участие некоторой страны в той или иной координирующей организации в качестве постоянного члена или стратегического партнёра может сочетаться с полным отсутствием дистрибьюторов хоть какого‑нибудь из RENC в этой стране.

Альтернативные центры распространения
Важным, если не сказать ключевым, игроком на мировом рынке электронной картографии является Британское адмиралтейство. Помимо того, что центральный офис IC‑ENC расположен в том же здании, что и Гидрографическое ведомство Королевского флота Великобритании (UKHO), этим же ведомством публично предоставляются услуги под собственной маркой — Admiralty vector chart service (AVCS), Admiralty raster chart service (ARCS), Admiralty information overlay (AIO: дополнительные извещения мореплавателям, отображаемые поверх карты) и другие.
Формально, AVCS является рядовым дистрибьютором обоих координационных центров, агрегирующим данные и публикующим на своих серверах. У него своя ценовая политика, позволяющая покупать мелким оптом карты всех популярных регионов: для транзитного прохода, для регулярного плавания, для захода в порт.

Фактически, AVCS — едва ли не крупнейший центр распространения, имеющий свою собственную обширную сеть дистрибьюторов почти во всех странах, чем не может похвастаться ни один RENC. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что многие из этих партнёров являются не прямыми агентами адмиралтейства, а всего лишь субдистрибьюторами других фирм — дистрибьюторов Primar, IC‑ENC и AVCS. Но, во‑первых, те более крупные фирмы редко удосуживаются публиковать список своих субдистрибьюторов, — по их сайту не всегда даже можно понять, что они действительно занимаются продажей карт, не говоря уже о наличии у них своей дилерской сети. Во‑вторых, что очень показательно, многие фирмы, числящиеся дистрибьюторами Primar и/или IC‑ENC, на своём сайте в первую очередь упоминают именно AVCS, тогда как о партнёрстве с региональными центрами либо сообщается во вторую очередь, либо не сообщается вовсе. Другими словами, несмотря на свой менее официальный статус, служба AVCS, скорее всего, обладает большей базой конечных клиентов (судоводителей), нежели оба RENC вместе взятых.

Основные дистрибьюторы
Вообще, дистрибьютор (value added reseller, VAR) может действовать в рамках любой схемы распространения, в том числе одновременно участвовать в нескольких схемах, но здесь мы остановимся только на торговых партнёрах трёх основных центров, описанных выше, — Primar, IC‑ENC и AVCS.
По идее, единственным смыслом существования дистрибьюторов является обеспечение простого доступа конечных потребителей к существующим коллекциям карт. Но, видимо, понятие о простоте у всех разное, и по схеме «пришёл — заплатил — получил карты» готовы работать буквально единицы, а именно:
  • ChartWorld — открытый интернет-магазин со свободной регистрацией. Ориентирован скорее на частных лиц, так как из способов оплаты предусмотрены только банковские карты, а при регистрации судна (или иного места установки) доступны только варианты «это не судно, соответствующее требованиям SOLAS» и «это вообще не судно». Предлагает карты из коллекции RENC, своего собственного изготовления, альтернативные карты и коллекции фирмы Navionics, речные карты США (с небольшой платой за упаковку в нужный формат). Все карты доступны в открытом формате S‑63 и в закрытом формате directENC. Отдельные карты лицензируются не только на весь год, но также на 3, 6 или 9 месяцев — с почти пропорционально сниженной ценой.
Остальные полсотни фирм, фигурирующих в перечнях дистрибьюторов Primar и IC‑ENC, можно поделить на следующие категории:
  • предельно лаконично предлагают связаться с ними в частном порядке для выяснения деталей сотрудничества, не афишируя ни приблизительных цен, ни условий работы;
  • напротив, пространно расписывают преимущества электронных карт вообще и конкретного поставщика данных в частности, но не предлагают совершить никаких конкретных действий для покупки;
  • вообще не публикуют никакой информации о продаже электронных карт на своём сайте — как будто они и не дистрибьюторы совсем; многие из таких «молчунов» являются разработчиками или продавцами вполне конкретных навигационных систем или тренажёров и поэтому, наверное, считают само собой разумеющимся, что их услуга по поставке карт предназначена только для владельцев оборудования их марки;
  • свободно торгуют картами в закрытых форматах, но не предоставляют аналогичной услуги для карт в открытом формате, — как и другие фирмы, предлагая договариваться в частном порядке;
  • торгуют только картами в закрытых форматах, вообще не упоминая об S‑57 или S‑63; не ясно, как такие магазины могут считаться дистрибьюторами региональных центров, если карты в закрытых форматах обычно могут выпускать только фирмы-создатели этих форматов, а региональные центры распространяют только открытые карты.
Не будем перечислять всех дистрибьюторов в мире, выделим лишь российские компании:
  • Е‑Дата — субдистрибьютор AVCS по линии фирмы Thomas Gunn. Сайт то ли заброшен, то ли переезжает на хостинг рядом с Thomas Gunn; но, похоже, там и раньше не было подробной информации, хотя какой‑то прейскурант якобы имелся.
  • М‑Групп (Мурманск Групп, Landmark) — субдистрибьютор AVCS по линии фирмы Thomas Gunn. На сайте есть только краткое описание AVCS на английском языке. Никаких цен, никаких предложений связаться в частном порядке.
  • Транзас — на сайте есть несколько разделов о картах, но ничего конкретного там не написано: не понятно даже, в контексте упоминания AVCS (а ведь они ещё, по идее, являются прямым дистрибьютором Primar), возможно ли получение карт в формате S‑63 или только в собственном формате TX‑97.
  • Чарт Пилот — регистрация закрытая, с подписанием договора. Предлагают доступ к базам карт Primar и AVCS, причём, похоже, серверами данных выступают они же, а компания «Чарт Пилот» просто является их агентом для организационно-финансового взаимодействия с конечными клиентами. Лицензирование происходит не по отдельным ячейкам, а небольшими модулями, примерно соответствующими бумажным картам, и цена каждого такого модуля в рамках одной зоны фиксированная. При докупке карт в рамках одного договора, срок лицензии на все последующие карты исчисляется с момента покупки самой первой карты; но если с этого момента прошло более полугода, то цена снижается вдвое. Срок подписки — 3 месяца и более. Конкретно S‑63 нигде не упоминается, что тем более подозрительно в свете наличия у них собственной ЭКНИС и продажи карт во внутрисистемных форматах собственного авторства и других разработчиков. Кстати, компания обозначена в отчёте ГУНиО как основной канал сбыта бумажных карт, печатаемых по требованию.
  • Электрорадионавигационная Камера (ERNC) — не говорят прямо, но по формулировкам очень похоже, что они работают только с бумажными картами, хотя и числятся дистрибьюторами Primar и AVCS.
Проанализировав сайты зарегистрированных дистрибьюторов, можно сделать вывод, что заниматься продажей электронных карт может почти любая компания, — вопреки тому впечатлению о высоких требованиях, которое складывается при чтении анкеты-заявки потенциального партнёра RENC. Продавцу не обязательно иметь свой онлайн-магазин с публичным интерфейсом, свой собственный сервер распространения карт, выписывать лицензии на проданные карты, — техническим обеспечением может заниматься сам координационный центр. Продавцу нужно только привлекать клиентов, взимать с них плату и передавать соответствующую часть в центр.
Серверы данных
Согласно модели взаимодействия участников схемы S‑63, распространением карт и лицензий занимаются не «координационные центры» и «дистрибьюторы» (или любые другие лица, являющиеся декорацией для финансовых расчётов), а специальные серверы данных. Эти серверы управляются компаниями, зарегистрированными у администратора схемы — IHO. На сегодняшний день таких серверов 45, из них:
  • 6 принадлежат координационным центрам и головным агентствам Норвегии и Британии;
  • 14 принадлежат головным и 4 — ведомственным агентствам некоторых других стран;
  • остальные зарегистрированы на частные компании.
Среди этих частных компаний в основном крупные дистрибьюторы, типа ChartWorld, а также наиболее известные разработчики навигационных систем и закрытых форматов карт, такие как Jeppesen (C‑Map), Maris, Navtor, Kelvin Hughes, SevenCs, Transas.
Российских серверов всего два:
  • ФГУП «Гидрографическое предприятие» Министерства транспорта — метка «5R»;
  • ЗАО «Транзас» — метка «2T».
Несмотря на частный характер компании, «Транзас» имеет государственное значение, потому что именно они были посредниками во взаимоотношениях России и Primar в начале 2000‑х, до прямого участия ГУНиО. Также эта компания известна своей деятельностью в сфере стандартизации электронных карт внутренних водных путей. Не менее любопытны подробности участия Министерства транспорта, «Гидрографическое предприятие» которого числится в реестре S‑62 под меткой «R1» — как второстепенное федеральное агентство, [теоретически] являющееся гражданским аналогом ГУНиО.

Здесь следует сделать отступление и обратить внимание на то, что серверы данных S‑63 обычно получают ту же буквенно-цифровую метку, что и управляющая ими организация, зарегистрированная в реестре S‑62, потому что именно у таких организаций больше всего оснований открыть собственный сервер. Серверы тех фирм, которые сами не занимаются составлением карт, получают чисто цифровые метки. Но бывают исключения: например, сервер ChartWorld имеет метку «49», хотя эта фирма уже фигурирует в реестре как «9C», а сервер Jeppesen имеет метку «48», несмотря на ранее выданную «2J».

Несложно заметить, что в реестре S‑62 метка «5R» вовсе не за «Гидрографическим предприятием», указанном в [неофициальном] списке серверов S‑63, а за другой конторой Министерства транспорта — ФГУП «Севзапгеоинформ», тем самым, которое фигурирует в реестре ещё и под меткой «7S». Кто же из них на самом деле заведует сервером (если такой действительно функционирует), пока остаётся загадкой, поскольку в качестве контактного оставлен адрес электронной почты в домене, где нет веб‑сайта, — и этот домен не совпадает с адресами официальных сайтов обеих организаций.

Тут будет не лишним снова подчеркнуть, что схема S‑63 не устанавливает никаких конкретных протоколов распространения карт. Сервер данных в этой схеме — не более чем посредник между составителями и потребителями картографической информации. Каким образом составители передают свои карты на сервер, а потребители получают с сервера карты и лицензии, — напрямую по сети, или на компакт-дисках через третьи руки, или ещё как, — вопрос конкретной реализации.

Доступность российских карт
Памятуя о том, что распространение карт — это такой же бизнес, как и любой другой, и потому допускает любые формы сотрудничества, на которые смогут договориться участники процесса, отдельно пройдёмся по списку российских картографов. Согласно реестру S‑62, в России зарегистрирована 21 гидрографическая организация:
  • 2 федеральных агентства — «Управление навигации и океанографии» Министерства обороны и «Гидрографическое предприятие» Министерства транспорта;
  • 10 ведомственных агентств, почти все из которых являются административными учреждениями внутренних водных путей под управлением Министерства транспорта, и ещё одно агентство — научный центр Росгидромета;
  • 9 частных компаний, наиболее известные из которых — российские филиалы C‑Map и Transas, а также ранее упомянутый дистрибьютор «Чарт Пилот».
Из всего этого списка лишь ГУНиО (метка «RU») не вызывает сомнений в своей активной работе по составлению и продвижению карт на рынок. Их продукция доступна у любого дистрибьютора: в формате S‑63 по новой схеме секционирования, и в основном в закрытых форматах — по старой, «бумажной» схеме. Однако ГУНиО по сути даже не имеет собственного сайта, — только обзорную страничку на сайте целевой программы «Мировой океан». На общем сайте Министерства обороны есть краткое упоминание Гидрографической службы ВМФ, дислоцирующейся по тому же почтовому адресу, что и ГУНиО, но с контактным адресом электронной почты в перехваченном домене.

Гидрографическое предприятие Минтранса (метка «R1») декларирует своей зоной интересов арктические регионы вообще и Северный морской путь в частности. На титульной странице их сайта содержится иллюстрация «Нарезка электронных навигационных карт стандарта S‑57 „Река Енисей" издания ФГУП Гидрографическое предприятие» с обозначенными на ней 8‑символьными именами электронных карт, однако эти имена встречаются в Интернете лишь один раз — в перечне материалов и данных Предприятия, выложенном на сайте ФБУ «Служба морской безопасности». Там же есть громоздкий формуляр для запроса материалов из картографического фонда. Возможно, отсутствие карт в открытом доступе связано с тем, что они были созданы в период 2012–2013 годов, и каналы сбыта ещё не налажены.
Что касается прочих государственных организаций, достоверно известно только о трёх активных издателях векторных карт. Две из них — это администрации Камского водного пути и Волжского бассейна (метки «2K» и «2V» соответственно), однако их продукция встречается только в закрытых форматах C‑Map и Transas. Также в коллекциях этих фирм можно встретить электронные карты Волго-Балтийского канала, но имена таких карт указывают на бумажный первоисточник, то есть они были оцифрованы. На сайте самой администрации Канала есть список самодельных векторных карт (метка «1V»), однако нигде больше в Сети эти имена не встречаются, и за получением предлагается обращаться в вышеупомянутую Службу морской безопасности, но в опубликованных ими перечнях материалов фонда никаких других электронных карт, кроме «R1», не числится.

Признаков существования векторных карт других государственных агентств обнаружить не удалось — ни на их собственных сайтах, ни в частных коллекциях. При этом бумажные карты ими составляются и продаются напрямую, но по поводу электронных карт они рекомендуют обращаться в вышестоящую организацию — Росморречфлот, сайт которого ни о чём таком не упоминает. Или вот, например, на сайте «Севзапгеоинформ» есть иллюстрация картографической продукции, но стиль значков там явно бумажный. А сайт «Роскартографии» говорит скорее о том, что эта организация занимается сухопутными картами, топографией и геодезией, нежели морской тематикой. Научный центр-институт исследования Арктики и Антарктики, находящийся в ведении Росгидромета, тоже выглядит здесь чужеродным: они составляют карту льдов, прогнозируют метеорологическую обстановку, но вряд ли создают навигационные карты.

Результаты картографической деятельности таких частных компаний, как C‑Map (ООО «Круиз») и Transas, разумеется, доступны только в их собственных коллекциях, распространяемых в собственных же закрытых форматах. Они не занимаются реальными гидрографическими обследованиями акваторий, а просто оцифровывают бумажные карты и корректуры к ним, — потому что выбор печатных источников всё ещё шире. Тем более что они вполне могут использовать атласы производства одной страны для составления электронных карт другой страны: например, покрывать территорию России на основе итальянских или британских бумажных либо растровых карт.

Достоверно известно ещё о трёх частных составителях векторных карт — «БайкалЧарт», «Техпромкомплект» и «Абрис» (метки «4B», «4T» и «8T» соответственно). Но продукция первых двух доступна только в формате C‑Map, а последнего — только в формате Transas. Фирма «БайкалЧарт» прямо подтвердила, что работает только через C‑Map и никак иначе; при том, что карты ими составляются изначально в формате S‑57.
Компания «Чарт Пилот» подробно описывает дистрибуцию чужих карт по каналам Primar и AVCS, но о своих собственных разработках скромно говорит лишь, что они идут во внутрисистемных форматах соответствующих ЭКНИС и ЭКС — без уточнения, что это за системы и форматы. Отдельной позицией в их прейскуранте стоят карты в формате их собственной ЭКС «Чарт Круиз», которая также поддерживает и сторонние форматы для карт других стран; и снова никаких подробностей. Одно можно сказать точно: материалов с меткой «2G» нет ни в коллекции C‑Map, ни Transas.

Сайты прочих частных фирм, зарегистрированных в S‑62, такие же невнятные, как у аналогичных государственных организаций: в лучшем случае есть лишь пространное описание направлений деятельности, и не всегда похоже, что деятельность эта связана с навигационными картами в частности и водными массивами вообще.
Однако не будем забывать, что помимо зарегистрированных картографов есть и те, кто нацелен исключительно на закрытые форматы, а потому не видит причин добавлять себя в публичный реестр. К таким относится, например, компания «Моринтех», ответственная за покрытие российских вод в новых коллекциях C‑Map: под меткой «ZX» ими оформлено около 820 карт, но в S‑62 эта фирма не упоминается.

Рассматривая частную (закрытую) картографию, можно заметить такую аномалию, как перемаркировка продукции. В некоторых коллекциях C‑Map и Transas, например, бассейн реки Волги целиком закреплён за администрацией этого бассейна, и напротив каждой карты стоит подобающая метка «2V», но помимо основной массы с именами в стиле «2V407039» встречаются также «RU6N3MH1», — не просто с намёком на ГУНиО, но и с соответствующей системой именования. Однако ни в каких официальных источниках эти аномальные имена не фигурируют, да и речными картами ГУНиО не занимается. Тем не менее, случайной эта ситуация вряд ли является, и может свидетельствовать о сложной системе взаимоотношений между картографическими агентствами страны и мира. Если уж считается нормальным, что одна страна может заказать картографирование своих вод государственному или частному агентству другой страны, то в рамках одного государства и подавно возможно делегирование полномочий.

Подпишитесь на наши статьи

Мы не спамим новостями компании, лишь иногда добавляем их. Основное - статьи или истории, которые могут быть интересны и полезны нашим заказчикам. Если что – от рассылки можно будет отписаться в любой момент.
E-mail
Ваше имя
Нажимая эту кнопку, вы соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности